В точке перелома: Америка готова восстанавливаться, но без Китая

В точке перелома: Америка готова восстанавливаться, но без Китая

В точке перелома: Америка готова восстанавливаться, но без Китая

Глава выполняющей функции Центрального банка США Федеральной резервной системы Джером Пауэлл предрек Штатам быстрое восстановление после пандемийного кризиса, однако отметил неравномерность этого восстановления в различных сегментах американской экономики. При этом в Вашингтоне все жестче реагируют на любые сообщения о быстром восстановлении экономики Китая, остающегося главным конкурентом Соединенных Штатов на мировых рынках, а значит, в скором времени может случиться новый виток торгово-экономической войны между этими странами.  

- Наша экономика находится в «точке перелома», и скоро может начать расти еще быстрее благодаря вакцинации населения и мощным поддержки в сфере налогово-бюджетной и кредитно-денежной политики, - заявил Пауэлл в интервью телекомпании CBS. -  Новые рабочие места будут появляться более быстрыми темпами. Но мы видим неравномерное восстановление: в ряде  секторов экономики дела идут очень хорошо, а в других — наоборот.

Глава ФРС считает основным риском для американской экономики возможную новую волну  распространения коронавируса, и призывает американцев носить маски и соблюдать социальную дистанцию. Именно с пандемией COVID-19 Пауэлл связывает медленное восстановление отраслей, связанных с «контактным» бизнесом – туризма, ресторанного и развлекательного сектора.  

Тем не менее, Джером Пауэлл предрек уверенный рост американской экономики уже во второй половине нынешнего года. Речь идет о росте в 6-7 процентов в частном секторе экономики США. Если это удастся американцам, темпы экономического роста в ближайшие полгода могут оказаться самыми высокими за последние три десятилетия. А это неизбежно скажется на снижении роста безработицы с нынешних 6 процентов до 5 процентов.

Возможно, глава ФРС что-то знает, и его оптимизм имеет под собой основания. Но еще в феврале он предрекал, что «возвращение рынка труда в США к показателям, достигнутым к началу пандемии, может занять долгие годы». Тогда Пауэлл напоминал, что в начале пандемии, в феврале прошлого года, уровень безработицы в США составлял 3,5 процента, а в апреле того же года он достиг максимума за весь период пандемии — 14,8 процента. Правда, к началу 2021 года уровень безработицы опустился до 6,3 процента, но, по мнению главного человека ФРС, безработица может еще и вырасти, если Америку накроет очередная волна коронавирусной инфекции.   

- Все зависит от того, как быстро мы сможем одержать полную победу над коронавирусом, - заявил Пауэлл, выступая в начале апреля на видеоконференции МФВ. – Но для этого должен быть вакцинирован весь мир, и только это восстановит экономическую активность не только в США, но и на всей планете.  

Если для финансиста Джерома Пауэлла самый страшный враг американской экономики – коронавирус, то для вашингтонских политиков это, прежде всего, Китай. Здесь Вашингтон отличается особой активностью, и о «глобальной китайской угрозе» там говорят гораздо больше, чем о российской, причем угроза эта, по мнению команды Джо Байдена, не военная, и даже не политическая, а именно торгово-экономическая.  И совсем не случайно президент Баден в начале апреля заявил, что «Китай  остается ведущим правонарушителем в подходе к экономике и торговле, и США будут настаивать на международных правилах справедливой конкуренции во взаимодействии с Пекином».

По логике команды Байдена, весь вопрос в том, что в Китае подход к ведению торговли и экономическим вопросам определяет государство. Но это иначе как придиркой назвать нельзя: в Китае на микроэкономическом уровне работают вполне себе рыночные законы, а государство определяет политику только в стратегических сферах экономики, - например, в сталелитейной промышленности.  

Между тем, в только что опубликованном 570-страничном докладе аппарата представителя США на торговых переговорах Кэтрин Тай, где Китаю посвящено аж целых тридцать страниц убористого текста, прямо говорится, что «определяемый государством подход Китая к экономике и торговле делает его ведущим мировым правонарушителем в деле создания внеэкономических возможностей». В качестве примера «государственного давления на экономику» американские аналитики приводят «серьезную ситуацию с избытком мощностей в ряде отраслей промышленности, включая, в частности, металлургическую, алюминиевую и гелиоэнергетику».

Но, кажется, кому какое дело до экономической политики Пекина и создания там резервов мощностей? При чем тут гелиоэнергетика, и почему в Вашингтоне многим не понравились предложенные правительством Китая программы, вроде «Сделано в Китае-2025»?

А ларчик просто открывается. Развитие гелиоэнергетики – а в Китае эта сфера развивается прямо-таки с космической скоростью, - может ударить по карманам крупных энергетических боссов в самих США. Замена традиционных не возобновляемых энергоносителей на использование  возобновляемой солнечной энергии просто разорит, например, такой важный сегмент американской экономики, как ведущаяся варварскими методами добыча сланцевого газа, экспорт которого в ту же Европу уже успел вызвать немало скандалов, включая и битву вокруг Северного потока-2. Здесь все очень похоже на историю с СП-2, где речь идет о привычной конкуренции с Россией как с поставщиком дешевого природного газа по трубам. И здесь «политика», как и созданные американскими и британскими спецслужбами поводы вроде «отравления» Скрипалей или Навального, только прикрывают чисто экономический интерес в энергетической, сфере. Но в  случае с китайскими разработками в сфере геоэнергетики вопрос стоит уже не только о существовании огромного «куска» американской экономики, - речь идет о том, как долго еще эта экономика будет выдерживать экспансию китайских товаров и услуг не только в США, но и во всем мире.  

Случайно или нет, но незадолго до апрельского выступления Байдена ведущие вашингтонские аналитики заговорили о новой экономической войне между США и Китаем, причем уже не только в технологической и торговой областях, но и в сфере изменения климата.  

- Новая экономическая война между США и Китаем будет связана с проблемами изменения климата, - пообещал в интервью CNBC. управляющий директор «Bank of America» по исследованиям Хаим Исраэль. – Это будет климатическая война, поскольку именно изменение климата станет доминирующей экономической и политической темой ближайших десятилетий.

Правда, тут мистер Исраэль, сам того не желая, выдал главную буржуинскую тайну.

- Дело не только в спасении планеты, - признался топ-менеджер «Bank of America». - Мы считаем, что климатические стратегии предлагают путь к глобальному превосходству, и здесь на карту поставлено гораздо больше.

А что может быть «гораздо больше» спасения планеты? Только деньги, много денег, очень много денег.

Вряд ли на эксперименты Китая в области гелиоэнергетики спокойно смотрят и в Старом Свете, пока ориентированном на традиционные энергоносители и атомную энергетику. Возможно, поэтому Джо Байден, давно мечтающий пристегнуть европейцев к американским  санкциям против Пекина, пообещал «активизировать взаимодействие с союзниками и партнерами с целью принятия мер в отношении КНР». Все это прикрывается словами о том, что «Китай должен играть по международным правилам справедливой конкуренции, справедливой практики, справедливой торговли». Как будто не США самым наглым образом нарушают все эти правила, проводя экспансионистскую политику в экономике, заставляя мир жить по внутренним американским законам, и примерно наказывая ослушников изобретенными в Вашингтоне односторонними санкциями, главная цель которых – «вырубить» конкурента.     

И если наглость – второе счастье, то Джо Байден и его команда – просто до невозможности счастливые люди.

Естественно, в Пекине на такие экзерсисы отреагировали мгновенно, не без юмора назвав высказывания американского президента «непреднамеренным заявлением». Ну, брякнул старичок-маразматик, с кем не бывает.

- Мы готовы действовать в соответствии с консенсусом, достигнутым между лидерами двух наших стран, - заявила, комментируя слова Байдена, официальный представитель МИД КНР Хуа Чуньин. – Пекин стремится выстраивать отношения с другими государствами исключительно на основе взаимного уважения, мы всегда выступаем за гармоничное развитие международных контактов.

Разумеется, в Пекине тоже сидят не прекраснодушные дураки, и там очень хорошо понимают подоплеку заявлений Байдена, как и возможные последствия таких заявлений для китайской экономики, и прежде всего – для экспорта китайских товаров и услуг в США.

Попутно в Вашингтоне «наехали» на растущее в Китае производство электромобилей, что уже сегодня дает этой стране конкурентное преимущество на мировом рынке таких машин. Между тем, пока машины с двигателями внутреннего сгорания составляют львиную долю мирового автопарка, и примерно половина всей добываемой в мире нефти уходит на автомобильный рынок. Если китайцы продолжат наращивать свои инвестиции в производство электромобилей, они в скором времени действительно окажутся мировыми лидерами в этой сфере, обогнав и американскую компанию Tesla, и всех прочих конкурентов. На эту тему уже даже родилась шутка: как только первый российский нувориш прикупит себе китайский электромобиль, Китай можно будет считать мировым лидером в производстве машин с электрическим двигателем.  

Но шутки шутками, а американцам очень не хочется отдавать Пекину хоть какое-то преимущество в любой сфере экономики. А потому торгово-экономическая война, объявленная Китаю Дональдом Трампом, будет продолжаться и при  Джо Байдене, и при любом другом американском президента, и чем дальше, чем более ожесточенной будет эта война. А учитывая ковбойскую небрезгливость американцев в выборе средств в конкурентной борьбе,  можно предположить и ухудшение мирового политического климата, поскольку политика всегда обслуживает интересы экономики.

Оценить статью
(0)