Лояльность уходит, мотивация не возвращается…

Лояльность уходит, мотивация не возвращается…

Лояльность уходит, мотивация не возвращается…

Именно так оценили социологи Аналитического центра НАФИ ситуацию на нынешнем рынке труда, медленно приходящем в себя после пандемийного удара. Согласно данным всероссийского опроса, проведенного в конце прошлого года в 53 регионах страны, почти 60 процентов россиян трудоспособного возраста выказывают недовольство своей работой, зарплатой и работодателями. Еще хуже обстоит дело с мотивацией эффективного труда, - как минимум половина работающих граждан не видит вообще никакой мотивации к производительной работе. Если еще полтора года назад такое отношение демонстрировали в основном люди рабочих профессий, то сегодня о слабой заинтересованности говорят работающие практически во всех сферах, включая IT, до сих пор отличающейся достаточно высокими зарплатами и комфортными условиями труда.

Социологи, изучающие Employee Net Promoter Score (индекс лояльности к работодателям или еNPS), отмечали резкое падение этого индекса еще весной 2020 года, в разгар жесткого карантина и связанного с ним локдауна.  Ситуацию вряд ли можно назвать хорошей и в феврале 2021 года, когда еNPS так и остался болтаться в значении -32, и не заметно тенденций, ведущих к преодолению отрицательной динамики по этому важному показателю.

Кто не в курсе, тому поясним: индекс лояльности к работодателю зависит от готовности сотрудников рекомендовать свою компанию знакомым. При расчете индекса сотрудники делятся на условные группы: к первой относятся «промоутеры» или сторонники такой «вербовки»; во второй группе – «нейтралы» или «критики» собственной компании. Вычислив разницу между количеством «промоутеров» и «критиков» в диапазоне от -100 до 100, социологи и получают индекс лояльности к работодателю.

Практически весь прошлый год еNPS показывал отрицательную динамику, и отметка -32 еще считается нормальной, учитывая пандемийные передряги. Низкая лояльность к работодателям – результат растущего недовольства работников. А недовольны они, кажется, всем, - и невысокой, по их мнению, заработной платой, и условиями работы, и графиком этой работы, и прочим, включая отмену некоторыми компаниями бесплатного чая и кофе. Но главной причиной недовольства стало отсутствие уверенности в завтрашнем дне, - многие просто не представляют, каким образом их компания выкарабкается из кризиса, никто не знает, что будет завтра. Становящееся хроническим отсутствие стабильности вряд ли станет поводом для роста уровня лояльности к работодателю.

Вместе с тем, социологи отмечают любопытный «нюанс»: при всем своем недовольстве, россияне вовсе не спешат покидать свою компанию и искать новое место, даже при наличии вакансий в других компаниях. Очевидно, тут в дело вступает психологический фактор: еще с советских времен наши люди не любили «скакать» с одного места работы на другое. Коронавирусный кризис еще крепче привязал россиян к компаниям и предприятиям,  поскольку и ситуация на рынке труда не внушает оптимизма, а значит, уйдя с одного места работы, другую работу с такими же условиями труда и зарплатой можно просто не найти. Если добавить к этому практически нулевое повышение зарплат при  резком повышении интенсивности труда, кредитную политику банков (что напрямую влияет на желание предпринимателей экономить на зарплате сотрудникам), и заметное падение реальных доходов жителей страны за последние годы, - остаётся лишь удивляться тому, что до сих пор сохраняется хоть какая-то лояльность к работодателям.

Тут можно вспомнить и такой фактор, как уход многих бизнес-структур в «серую зону» из-за ужесточения налоговой политики государства. Работодатели в таких случаях предпочитают платить «в конвертах», но платят, как правило, по принципу «то густо, то пусто», что, естественно, не может радовать сотрудников и повышать их лояльность к своему начальству.  

Разумеется, все это отражается и на мотивации работников к производительному труду. Работать больше, а получать меньше не желает никто, и нет ничего удивительного в том, что более 49 процентов работающих россиян говорят о практически полном отсутствии такой мотивации. Во всяком случае, к такому выводу пришли социологи  компании «Мегаплан», опросившие в начале февраля более 1600 сотрудников компаний малого и среднего бизнеса. Только 22 процента опрошенных сказали, что пандемийные неурядицы заставили их повысить производительность труда. Остальные признали, что в большей или меньшей степени эффективность их работы заметно снизилась по сравнению я январем 2020 года.

Конечно, дело не только в снизившейся зарплате и увеличении объема работы. Свои коррективы вносит и «удаленка». Только у половины «удаленных» это никак не сказалось на работоспособности. Так, многие журналисты и IT-специалисты давно, задолго до панедмии, перешли на дистанционную работу, и даже жесткий карантин весны 2020 года никак не повлиял ни на их производительность, ни на психологическое состояние. Но более чем 35 процентов сотрудников компаний признались, что отсутствие необходимости ездить в офис привело к снижению эффективности работы, а почти 16 процентов заявили, что «удаленка» сильно снизила производительность их труда. Только 43 процента считают, что переход на дистанционную работу вообще никак не сказался на их производительности, а почти у 25 процентов производительность даже увеличилась, поскольку не надо было тратить время на поездки в офис и разговоры с коллегами в курилках.  Правда, и возвращение в офисы, по мнению, психологов, будет трудным: людям придется вновь приспосабливаться к другому графику работы, больше пользоваться транспортом, да и работа дома быстро отучает от жизни в коллективе. А это – новые стрессы. И - новые конфликты.

К негативным факторам «удаленки», влияющим на мотивацию сотрудников и производительность труда, социологи относят и отсутствие постоянного контроля со стороны начальства.  Это приводило к стрессам при появлении новых заданий,  - так, февральский опрос показал, что в 2020 году нервы подводили без малого 35 процентов респондентов, считающих, что дистанционная работа оказалась более интенсивной и изматывающей, - тем более, что и рабочий день становился ненормированным, а за переработку многим просто не платили.

Было бы странно, если бы пандемия и связанный с ней кризис не ударил по кошелькам россиян. В конце прошлого года Росстат сообщил, что реальные располагаемые денежные доходы жителей страны  в 2020 году сократились на 3,5 процента в годовом выражении. Напомним, что правительство давало другой прогноз – не более 3 процентов. В принципе, валить все на пандемию было бы неправильно, - реальные доходы населения неуклонно снижались с 2014 года. Так, с 2014 до 2017 года эти доходы медленно но верно сокращались, в 2018 году реальные доходы населения показали нулевой рост, а с 2019 года пошли в «минус», примерно на 1 процент в годовом выражении. В январе из информации Росстата стало ясно, что по итогам 2020 года реальные доходы россиян упали на 10,6 процента по сравнению с относительно благополучным 2013 годом, когда отмечался устойчивый рост доходов.

Будут ли падать реальные доходы в 2021 году? В Минэкономики уверены,  что доходы не только не упадут, но и вырастут на те же 3 процента, а в 2022-2025 годах будут расти в среднем на 2,5 процента в год. Конечно, можно порадоваться и этому, как и тому, что в 2020 году состояния российских олигархов выросли еще на миллиард долларов. Однако даже при заявленном росте доходов большинство россиян будет едва сводить концы с концами, - это видно даже по тому, что все меньше людей могут позволить себе откладывать деньги на отдых или на крупные покупки. Сейчас это делают только 8 процентов жителей страны. У остальных «съедается» практически все, что можно заработать, и получается, что люди трудятся за еду, просто чтобы не умереть с голоду. Какая уж тут мотивация, и какая уж тут лояльность…

Оценить статью
(0)