Пузырь на то и пузырь, чтобы лопаться

Пузырь на то и пузырь, чтобы лопаться

Пузырь на то и пузырь, чтобы лопаться

Крупнейший резервный фонд мира - Норвежский пенсионный фонд - предупредил о скором появлении свежего «пузыря» на мировом финансовом рынке. Как заявил президент НПФ Николай Танген, «ситуация с резко возросшим спросом на социально-ответственные инвестиции в компании, отвечающие нормам социальной ответственности, напоминает обстоятельства, предшествовавшие появлению «пузыря доткомов», возникшему во второй половине 1990-х — начале 2000-х, когда резко возрос интерес к вложениям в акции появившихся повсюду IT-компаний, что завершилось рыночным обвалом и разорением многих инвесторов».

Как напомнил глава НПФ, даже после того, как в то время лопнул «пузырь доткомов»,  - что и привело к обвалу акций IT-компаний, - этот сегмент мировой экономики продолжал развиваться, и сейчас такие компании стоят даже дороже, чем во время своего расцвета пару десятков лет назад. Николай Танген приводит в пример акции Microsoft, каждая из которых в конце 1999 года стоила около 60 долларов, а нынче цена одной акции компании Билла Гейтса зашкаливает за 232 доллара.

Но одно дело IT-структуры, работающие по всем правилам рынка, и совсем другое – рынок социально-ответственных инвестиций, который очень скоро может «подсесть», несмотря на весь свой долгосрочный потенциал, именно в силу своей «социальной ориентированности». Но почему первыми тревогу забили именно норвежцы, явно не относящиеся к законодателям мод на мировом IT-рынке? Чтобы ответить на этот вопрос, придется ненадолго окунуться в историю.

Крупнейший на планете резервный фонд и крупнейший европейский акционер,  - Норвежский пенсионный фонд - уже не первый десяток лет служит примером социально-ответственного инвестора. Поясним: Государственный пенсионный фонд Норвегии или, по-норвежски, Statens pensjonsfond,  - фактически два отдельных суверенных фонда, принадлежащих правительству Норвегии, Это Государственный пенсионный фонд -Глобальный (бывший Государственный нефтяной фонд), и Государственный пенсионный фонд -Норвегия (бывший Государственный страховой фонд).

Основанный в 1990 году Государственный пенсионный фонд-Глобальный (до 2006 года - The Petroleum Fund of Norway, после 2006 года - Statens pensjonsfond utland, или Government Pension Fund Global), не случайно называют Нефтяным фондом. Его задача - инвестирование избыточных доходов норвежской «нефтянки». Проще говоря, сверхдоходы денег от продажи нефти и газа, норвежцы тратят не на стометровые яхты, не на покупку дорогих проституток и почти таких же дорогих британских футбольных клубов, а вкладывают многомиллиардные средства в социальные проекты. Это своего рода «инвестиции в будущее». Точно так же поступают и нефтяные шейхи в Саудовской Аравии, выделяющие 10 процентов от продажи каждого барреля нефти на Фонд будущих поколений.

В России идея создания такого «Нефтяного фонда» появилась еще в начале девяностых, однако усилиями нефтегазового лобби в Госдуме и правительстве идея не была реализована, и «лишние» казенные деньги от продажи нефти и газа оседали – да и продолжают оседать, -  в карманах отечественных олигархов. Эти затейливые люди еще в девяностые привыкли распоряжаться государственной собственностью как своим личным имуществом. Вот лишь один пример. В середине девяностых глава Газпрома Рэм Вяхирев умудрился подписать с правительством Виктора Черномырдина замечательный трастовый договор, согласно которому он мог распоряжаться выкупленными буквально за копейки 35 процентами акций «Газпрома», как своими персональными ценными бумагами. Тот «чудесный» договор удалось аннулировать только неимоверными усилиями правительства Сергея Кириенко, и, кстати, к этому приложили руку тогдашних два вице-премьера,– всеми нелюбимый Анатолий Чубайс, который «во всем виноват», и покойный ныне Борис Немцов, за что потом оба и вылетели из правительства вместе с другими гайдаровскими «реформаторами». Впрочем, к этому «вылету» приложил руку, скорее, Борис Березовский, которому его тезка Немцов заблокировал дорогу к руководству Газпромом. Уже было подписано распоряжение Черномырдина о назначении Березовского председателем совета директоров Газпрома, но в последний момент Немцову удалось убедить Ельцина отменить это решение, и Борис Абрамович «пролетел» мимо Газпрома. А поскольку память у Бориса Абрамовича была хорошая, через некоторое время Бориса Ефимовича вместе со всей его командой «ушли» из правительства. Понятно, что при таких нравах, да при хватательных рефлексах олигархов, и речи не могло идти о создании какого-то «фонда будущего», и миллиарды нефтегазовых долларов исправно перетекали – и продолжают перетекать, - на личные счета  людей, вроде как назначенных государством беречь «народное достояние»…  

Но вернемся в солнечную Норвегию. Согласно открытым источникам, сегодня Пенсионный фонд Норвегии владеет долями в 9202 компаниях в 74 странах мира, а общая стоимость его активов превышает 1,3 триллиона долларов, - это примерно 1,5  процента от стоимости мирового фондового рынка, что делает ПФН крупнейшим в мире национальным фондом благосостояния.

Отметим, что при формировании стратегического портфеля долговых инвестиций GPFG опирается на индексы-бенчмарки, определяющие границы допустимого риска и служащие ориентиром для ожидаемой доходности фонда. Долгое время этот индекс состоял из 23 валют, но с сентября 2017 года Фонд решил отказаться от текущего индекса-бенчмарка облигаций и заменить его индексом облигаций в трёх валютах — долларе, евро и британском фунте стерлингов. Кстати, ГПФН – один из крупнейших держателей российских облигаций федерального займа среди нерезидентов. Так, в 2016 году ему принадлежали бумаги на 2,21 миллиарда долларов, причем российские облигации тогда считались одними из самых доходных в портфеле норвежского Фонда: их доходность в пересчете с рублей на мультивалютную корзину Фонда составила 62,5  процента, больше было только у ценных бумаг Перу (81,5 процента) и Бразилии (71 процента).

ГПФН также держит портфели недвижимости и инвестиций с фиксированным доходом, но в Фонд может войти далеко не каждая коммерческая структура, - некоторые компании не принимаются сюда по этическим соображениям. В середине января нынешнего года рыночная стоимость Государственного пенсионного фонда Норвегии равнялась 11037467761112 норвежским кронам, а это, по действующему курсу, 1289 998525846 долларов США. По состоянию на ноябрь 2020 года на каждого норвежца приходилось из Фонда около 2030000 крон, или 237255 долларов.

Куда скромнее правительственный Пенсионный фонд Норвегии, но он и куда старше, - ПФН создан в 1967 году как Национальный страховой фонд. Эта структура управляется отдельно от Нефтяного фонда и ограничена внутренними и скандинавскими инвестициями, проводимыми через фондовую биржу Осло, что и сделало ПФН ключевым держателем акций в крупнейших норвежских компаниях.  

В 2010-х, когда нефте – и газодобывающие компании уже не приносили такой прибыли, как раньше, Государственный пенсионный фонд Норвегии переориентировал свои приоритеты на экологически чистую «зелёную энергию», а с 2019 года ГПФН перестал вкладываться в компании, производящие более 20 миллионов тонн угля в год. Тогда же руководство Фонда заявило о планах продажи акций компаний, использующих слишком много ископаемого топлива, - общая стоимость этих акций превышает 10 миллиардов долларов. С этого времени Фонд инвестирует в компании, продвигающие возобновляемые источники энергии. Среди них - Shell, вкладывающая колоссальные средства в разработку технологий использования источников возобновляемой энергии.  А 8 марта 2019 года случилось и вовсе знаковое событие: норвежский Минфин рекомендовал ГПФН изъять активы из своих нефтегазодобывающих и добывающих холдингов, в соответствии с Лофотенской декларации от августа 2017 года, согласно которой Норвегия должна стать мировым лидером движения по глобальному отказу от ископаемого топлива. Сегодня задача ПФН — увеличить вложения в возобновляемые источники энергии. Их доля в общем объеме Фонда в 1,3 триллиона долларов, должна за три года достигнуть 1 процента.

Кажется, все хорошо в норвежском Пенсионном фонде. Но именно сейчас глава Фонда Николай  Танген вдруг заговорил о том, что рынок социально-ответственных инвестиций, при всем его долгосрочном потенциале, в краткосрочной перспективе может ждать обвал. Возможно, в этом виноват слишком резвый старт в сторону «зеленой энергетики», требующей куда больших вложений, чем, скажем, традиционная «нефтянка». Когда три года назад норвежский Пенсионный фонд начал отказываться от отрицательно влияющих на экологию инвестиций в нефть и газ, ситуация была совсем иной, а сегодня, на фоне пандемийных пертурбаций в мировой экономике, задача быстрого перехода на «зеленую энергетику» может оказаться неподъемной даже для богатейшего норвежского Фонда.

Впрочем, потенциальный норвежский «пузырь» - ничто по сравнению с уже существующим «пузырем» биткоина. Напомним, что случившееся на днях обрушение этой самой популярной в мире криптовалюты всего за одни сутки лишило трейдеров более миллиарда долларов, а крупнейший убыток за сделку составил 24 миллиона долларов.

Напомним, что еще 20 февраля курс биткоина зашкалил за 57 тысяч долларов за одну цифровую монетку. Это означало, что с начала 2021 года биткоин подорожал более чем на 90 процентов. Но через три дня, 23 февраля, за биткоин давали уже 49169 долларов, или на 10 процентов меньше, а еще через день биткоин упал до 12 процентов и стоил уже 46,4 тысячи долларов. Возможно, трейдерам стоило еще в середине февраля прислушаться к словам Билла Гейтса, предупреждавшего о неизбежном падении курса этой криптовалюты.  

- Если у вас меньше денег, чем у Илона Маска, вам, вероятно, нужно быть осторожными, - сказал тогда основатель Microsoft в телеинтервью Bloomberg. - У Илона куча денег, и он очень продвинутый, так что я не переживаю, что его биткоины будут хаотично расти и падать. Но меня беспокоит то, что «манией» покупки криптовалют увлеклись люди, у которых на самом деле не так много свободного капитала, как у основателя компании Tesla. Я не слишком верю в биткоин. Обычно инвестиции направляются в то, что дает обществу что-то полезное. Биткоин же использует огромное количество энергии ,что вредит экологии, а операции с ним необратимы.

Возможно, биткоин еще держится на плаву после сообщения компании Tesla 8 февраля о  покупке биткоина на 1,5 миллиарда долларов, после чего стоимость этой цифровой монеты и пробила исторический максимум в 58 тысяч долларов за штуку. Правда, почти сразу последовал обвал на 10 тысяч долларов, стоивший Илону Маску 14 миллиардов долларов и первого места в списке богатейших людей планеты. Но Маску это практически ничем не грозит, денег у него действительно куча. А вот остальным хорошо бы помнить слова миллиардера Рэя Далио, знающего толк в инвестициях.

- Может, биткоин и в самом деле чертовски хорошее изобретение, - сказал Далио. - Но инвесторы в биткоин должны осознавать риск потери 80 процентов вложенных денег. Это пузырь, а пузыри имеют обыкновение лопаться.

Оценить статью
(0)