Как купить «Джоконду» по частям и за биткоины

Как купить «Джоконду» по частям и за биткоины

Как купить «Джоконду» по частям и за биткоины

Криптовалюты, в последние годы наделавшие немало шума в финансовом мире, похоже, скоро нашумят и в мире искусств. Во всяком случае, владельцы самых крупных  аукционных домов уже обратили внимание на быстро растущий биткоин, и не исключают, что за крипотовалюту могут продаваться и предметы искусства. В этом аукционные площадки – не исключение тут и российские аукционы, - видят немалое преимущество, хотя бы потому, что блокчейн «привязывает» арт-объект к его конкретному покупателю, и результат такого «криптоаукциона» уже никто не оспорит.

Пока о крипотовалютных перспективах арт-аукционов можно говорить применительно лишь к западным площадкам, поскольку в России крипотовалюты находятся на полулегальном положении. За операции с биткоином вроде еще никого не посадили, но и государственного «одобрямса» тут пока тоже не предвидится, ибо законодательно биткоина и прочих криптовалют у нас как бы не существует, - даже при том, что в 2020 году спрос на криптовалюты в нашей стране превысил 65 миллионов долларов. Возможно, принимающие такие решения государственные люди решили посмотреть, как будут развиваться события дальше, и в зависимости от этого гослюди когда-нибудь дойдут до полноценной легализации криптовалют в России. Правда, это «когда-нибудь» может наступить слишком поздно, и отечественный рынок к тому времени сильно поотстанет от мирового, но так, опять же, спокойнее чиновникам и комфортнее «вертикали», а это в России главное.  Тем более, крипотовалюту сложнее украсть, что тоже немаловажно: ну что это за деньги, которые невозможно скоммуниздить, правда?  

По этой сугубо государственной причине наши крупные аукционные дома, скорее всего, не станут рисковать с продажей арт-объектов за криптовалюту, и будут патриотически держаться за рубль, как за единственное и неповторимое, официально дозволенное  платежное средство. Продавать произведения искусства за криптовалюту отважатся разве только отдельные коллекционеры, но ведь однажды к ним могут постучаться специально обученные люди, которых в былые времена величали «искусствоведами в штатском», и попробуй таким не открой….

А потому обернемся на загнивающий Запад, и посмотрим, как обстоят дела там, где о «скрепах» вроде рубля имеют весьма смутное представление. Зато там имеют представление о ценах на арт-объекты, и о том, как можно эти цены приподнять за счет цифровизации аукционного процесса. Первопроходцем в этом деле стал аукционный дом Christie’s, недавно выставивший на торги цифровую картину-коллаж «Everydays: The First 5000 Days» художника по кличке Beeple, а в миру - Майка Уинкельмана.  Это произведение можно смело назвать «оптовым»: Beeple впихнул в одну картину пять тысяч своих творений, которые он ежедневно создавал и выставлял в Сети аж с 2007 года. Но интересна даже не эта сногсшибательная художническая находка, а то, что автор настаивает на продаже его чудесного супер-коллажа только за криптовалюту, с использованием токена NFT, действующего на блокчейне Etherium. Токен тут – что-то вроде сертификата подлинности произведения искусства, а Ether – или «эфир», вторая по популярности и капитализации криптовалюта после биткоина - платежное средство. Если гешефт выгорит, сначала пионером такого арт-бизнеса станет Beeple, а потом пионером станет Christie’s.

Чем закончится эта пионерская история, покажет время, но время уже показывает, что крипотовалюты все прочнее входят в жизнь человечества в самых разных сферах. Конечно, дикие скачки курса биткоина – говорят, он может подпрыгнуть до 200 тысяч долларов за одну цифровую монетку, - пока отпугивают осторожных обывателей. Но, скажем, Илон Маск, по выражению Билла Гейтса, «имеющий кучу денег», может позволить себе вкладывать в эту цифровую монету более миллиарда долларов. Правда, тот же Билл Гейтс предостерегает от больших вложений в биткоин тех, у кого нет таких сумасшедших денег. Хозяин SpaseX и Tesla, лишившись миллиарда, еще как-то переживет потерю, а вот для простых смертных крах курса битокина может обернуться крахом всей жизни. Так что, лучше и впрямь подождать, посмотреть, как оно там сложится, - и тогда уже нырять в неспокойный океан криптобизнеса, где плавают такие акулы, что всем акулам акулы.  

Насколько совместима с аукционным делом технология блокчейн, где нет никакой финансовой цензуры, и все регулирует только рынок, а общедоступной базой данных может пользоваться любой, кто внес свой бизнес в реестр? Блокчейн – на первый взгляд прозрачная и «честная» система, и, применительно к аукционам, здесь в каждой уникальной записи может хоть вечно храниться информация о подлинности, происхождении и размере арт-объекта. Кроме того, право на интеллектуальную собственность здесь можно устанавливать через Интернет, что удобно при нынешней мобильности самой продвинутой части человечества.  

Для облегчения трансакции при торгах коллажа, Christie’s заключил партнерский контракт с поставщиком услуг онлайн-кошелька для Etherium. Но даже Christie’s, при всей симпатии этого аукционного дома к криптовалюте, начал торги картины Beeple не за биткоины, а за старые скучные доллары, и цена тут быстро взлетела до 3 миллионов. Если художник продаст свою картину, ему придется оплачивать в долларах и аукционную комиссию, проведенную  Christie’s. А вот то, что будет заработано в Ether, полностью осядет на крипто-счете Майка Уинкельмана, и, по прогнозам экспертов, эта сумма может превысить долларовую часть торгов.

Возможно, при условии удачных торгов лота «Everydays: The First 5000 Days», в Christie’s организуют и другие торги в криптовалюте.  Между прочим, за этим аукционным домом уже потянулись любители криптовалют и фанаты блокчейна помельче. Так, Дэмиан Хёрст и компания HENI Leviathan буквально только что запустили в торговый оборот тираж из восьми принтов Хёрста с его автографом, - каждый «кусочек» тут стоит не менее 3 тысяч долларов, и купить эту красоту можно не только за доллары, но и за биткоины.  Не отстают и цифровые площадки, - например,  SuperRare и Verisart объявили о том, что проведут десять аукционов, где с использованием токена NFT будут проданы с молотка произведения десяти художников.

Другой крупный аукционный дом, Sotheby's, пока такие торги никак не комментирует, и трудно сказать, как там относятся к криптовалютам. Таким образом, Christie's выступает в роли этакого разведчика, на свой страх и риск нащупывающего дорогу к новой системе продаж арт-объектов. Опыт первопроходца в аукционном бизнесе у этой компании есть: через Christie's уже продавались такие лоты, как VR-творения Марины Абрамович, и картина, сотворенная роботом.

Не станем исключать, что этот аукционный дом может перенять моду на продажу произведений искусства «по частям», как это уже делает сервис Artexchange, где предусмотрено коллективное владение одной картиной или скульптурой. Пока непонятно,  приживутся ли такие арт-колхозы в мире, но делить арт-объекты на доли уже начали, и это очень смахивает на продажу предприятий по частям. В принципе, это неплохой способ инвестиций криптовалют, который, кстати, может и поспособствовать росту их курса.

Оценить статью
(0)