Эх, брат, коррупция, да ты, брат, сильна!

Эх, брат, коррупция, да ты, брат, сильна!

Эх, брат, коррупция, да ты, брат, сильна!

Арест пензенского губернатора Ивана Белозерцева и его подельников из группы компаний «Биотэк», связанных с делом о многомиллионных взятках, вызвал немало вопросов. Например, почему в Пензе каждая собака знала о темных делишках Белозерцева, а следственные органы и прокуратура – не знали? Как так вышло, что делом о взятках занимаются не местные правоохранители, а сотрудники Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД, - и на фига тогда нужны местные правоохранители? И почему Белозерцеву вменяют в вину получение взятки в 31 миллион рублей, а дома у него была специальная комнатка, где лежало 500 миллионов рублей? И что за выдающаяся шишка этот Белозерцев, если даже через два дня после ареста чиновника-взяточника президент еще размышляет, объявлять ворюге свое президентское «фи», или повременить?

На этом фоне очень кстати прозвучало предложение правительства об изъятии у государственных служащих незаконно нажитых финансов. Раньше-то незаконное не изымалось, - видимо, для того, чтобы после кратковременной отсидки человеку было на что слетать расслабиться в Майами, или куда они там летают после того, как посидели.  

Предложение правительства приняло уже характер официального законопроекта, внесенного в Госдуму и призванного заполнить брешь в антикоррупционном законодательстве.  Речь идет о поправках к законам «О банках и банковской деятельности» и «О противодействии коррупции». Если думцы примут поправки,  госслужащим придется доказывать законность происхождения своих денег, в противном случае денежка будет обращена в доход государства. Возможно, какие-то государственные мздоимцы и воришки будут патриотически дожидаться прихода полицейских, чтобы отдать деньги в закрома Родины. Но есть подозрение, что большинство этих ребят уже сейчас лихорадочно продумывают схемы, – либо перевода денег на подставных лиц, либо переправки за бугор нажитого непосильным трудом. Впрочем, это касается только чиновников, обязанных декларировать свои доходы. Остальные госслужащие могут спать спокойно.   

Напомним, что сейчас антикоррупционное законодательство предусматривает обращение в доход государства земельных участков и объектов недвижимости, транспортных средств, ценных бумаг, в число которых входят доли участия и паи в корпоративных уставных капиталах, - если  госслужащие не доказали приобретения этих ценностей на законные доходы. Если имущество за границей, обратить его в доход России невозможно, но на такой случай закон предусматривает изъятие денежных сумм, эквивалентных  стоимости спрятанной за границей недвижимости.

Речь идет о немалых деньгах. Скажем, модные раньше среди российских чиновников квартирки в пределах первых четырех парижских округов могут потянуть и на 10-12 миллионов евро. Еще дороже стоят виллы на Лазурном берегу, на Канарах и во Флориде, там стоимость даже дворца средней руки для мини-олигархов зашкаливает за 20 миллионов евро. В принципе, для  вороватого чиновника высокого уровня это деньги небольшие, но расставаться с ними, конечно, всё равно жалко, и умные люди стараются не афишировать наличия такой собственности за рубежом. Есть неплохой способ спрятать деньги, например, в ЮАР, скупая там за бесценок дома бегущих из этой страны белых товарищей. В том же Кейптауне дома неплохие, с бассейнами, и районы хорошие, но тут легко напороться на местных черных революционеров, еще при Нельсоне нашем Манделе освоивших экспроприацию белых экспроприаторов. Так что, еще неизвестно, что хуже: наши хмурые правоохранители, вооруженные законом, или веселые ребята из племени мумбу-юмбу, вооруженные калашами.    

Если собственность проворовавшегося чиновника за рубежом еще можно как-то компенсировать за счет денег чиновника в России, то с деньгами неподтвержденного происхождения до сих пор такой ясности не было. Во всяком случае, их и сегодня нельзя обращать в доход государства, что внушает мздоимцам дополнительный оптимизм. Правда, в отдельных случаях государство все же изымало такие «бесхозные» деньги, как это было с миллиардами героического полковника МВД Дмитрия Захарченко, изъятыми под грохот громкого процесса о коррупции в системе внутренних дел. Кто забыл, тому напомним: в 2017 году Никулинский суд Москвы по иску Генеральной прокуратуры обратил в доход государства более 370 миллионов рублей, 140 миллионов долларов и 2 миллиона евро, хранившихся  в персональных свиньях-копилках Захарченко и его родни.

В принципе, такая практика незаконна, ибо противоречит Конституции, но вряд ли кто-то сильно горевал по этому поводу, когда дело коснулось неприлично богатенького буратины, каким был полковник Дима.

Принятие законопроекта, предложенного правительством, поможет решить и задачку с «неподтвержденными» деньгами, причем даже без привлечения к проверкам кадровиков из министерств и ведомств. В частности, правительство предложило ввести новый механизм, позволяющий обращать в доход государства деньги со счетов в банках, если источник происхождения этой денежки не подтвержден, а сумма превышает совокупный доход государственного служащего за отчетный период и предшествующие ему два года. Эти поправки, наверняка, вызовут уныние у тех, против кого они обращены, - конкретно, у госслужащих федерального и регионального уровней, а также муниципальных служащих и других граждан, обязанных  декларировать не только свое имущество, но и имущество, и доходы близких родственников, к коим закон относит супругов и несовершеннолетних детей чиновника. Однако это же может уже в ближайшее время вызвать всплеск особой любви чиновников к тёщам, на которых могут переводиться деньги и имущество, поскольку курица не птица, а тёща не близкая родственница.

Возможно, настроение чиновникам поднимет и предложенный первым заместителем председателя Комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Эрнестом Валеевым законопроект «О нечаянной коррупции». Имеется в виду взятка, которую чиновник хапнул по независящим от него обстоятельствам. Например, человек спокойно спал в бане в положении «морда в салате», а какая-то сволочь сунула ему в портфель миллион долларов. Просыпается человек, оттряхивает лицо от салата, – и вдруг видит миллион. Он бежит в полицию, и с криком: «Это я нечаянно!», бросает миллион в окошко дежурного полицейского. Тут же приезжает Путин и награждает чиновника каким-нибудь орденом, и человека показывают по телевизору, но уже не в криминальной хронике, а, например, в гостях у Ксюши Собчак.  

Чем особенно привлекательно предложение депутата Валеева?

- Могут быть случаи, когда сведения утрачены в следствие пожара или наводнения, когда гражданин не может получить эти сведения из тех учреждений, где он их должен получить, чтобы указать в декларации или устранить конфликт интересов, - пояснил депутат. - Поэтому в этом законе идет речь исключительно о поведении лиц в ситуации непредвиденных обстоятельств. А насколько невыполнение обязанностей связанно с такими явлениями, вот эти моменты должна устанавливать комиссия по служебному поведению.

Это же золотое дно, господа! Спалил случайно какой-нибудь казенный дом с архивом, – и гуляй себе. И расследовать твои шалости будет уже не следователь и суд, а комиссия по служенному поведению. Улавливаете разницу?

Дальше – больше. Если предложение господина Валеева, не к ночи будь сказано, станет законом, чиновника могут освободить от ответственности за разные шалости, если он не исполнял свои обязанности. То есть, не мог выполнять требования антикоррупционного закона, потому что, опять же, случился пожар, или произошло наводнение, или, на худой конец, взорвался вулкан. При таком раскладе взятку не возьмет только потомственный дурак. Потому что - форс-мажор.

Особенно повезло крымчанам и севастопольцам. Часть сведений о них хранится на Украине,  а попробуй, получи, скажем, банковскую бумажку из Незалежной! Шиш тобi, а не папiрка, клятiй москаль!..

Опять, значит, форс-мажор.

Вы будете смеяться, но Госдума уже приняла в первом чтении законопроект, предусматривающий освобождение чиновника от наказания за воровство, случившееся по независящим от чиновника обстоятельствам. То есть, воровать он не хотел, но вот так вышло, и он не виноват.

В заключение – немного статистики по теме. По данным Следственного комитета России, в 2020 году возбуждено более 18,5 тысяч уголовных дел о коррупционных преступлениях, из них почти 10 тысяч дел - по фактам взяточничества, а это на 5,5 процентов больше, чем в 2019 году. В том же году к ответственности за коррупцию привлечено более 9,5 тысяч человек. В 2020 году судами арестовано имущество фигурантов коррупционных дел на общую сумму 10 миллиардов рублей, что на 3 миллиарда больше, чем в 2019 году. Если крупные взятки – от миллиона рублей и выше – берут крупные чиновники, то мелкие взятки – от миллиона рублей и ниже, - берут мелкие чиновники, чаще всего это полицейские, преподаватели и сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний.

При этом опросы показывают, что все они поголовно – против коррупции, растуды ее в качель.

Крепчает борьба на фоне дальнейшей зари.

Оценить статью
(0)